Разделы

Последние статьи


Говорить о любви, то же самое, что танцевать фильм

Раздел: Мысли о Любви | Автор: Карина Комментариев: 0
05 Мая 2015

Тихая обволакивающая ночь полностью охватила маленький город. Если прислушаться хоть на мгновенье, то можно услышать, как ветер грустно постукивает в окна. Прохладное утро медленно переходило в солнечный и томящий день, который сдался под натиском холодной и наполненной воспоминаниями ночи. «Интересно, эти слова могут положить начало моей экранизированной автобиографии?» - ухмыльнувшись, подумала я в три часа ночи. А может пришло время найти что-то новое, чем раньше еще не доводилось заниматься? Эротическая живопись в ночной тишине, начинает казаться действительно интересным заниматием, чтобы даже не начинать себя жалеть.

Встряхнув головой, словно пытаясь отогнать ненужное, мои мысли перешли совершенно в другое русло: «Слёзы – многогранное отражение нашего настроения: будь то грусть или радость. Ключ от оков тяжёлых мыслей и эмоций ». - … а может…? Нет, синяки под красными глазами на опухшем лице – эта перспектива следующего утра совершенно меня не прельщала, и эта идея была отвергнута быстро и без малейших сомнений. Совершенно не хотелось отвечать на вопрос домочадцев, резко перетекающего в недоуменное восклицание: у тебя глаза красные?! И также не хотелось отшучиваться: я думала, что они у меня карие, в надежде, что больная тема не будет дальше иметь продолжения.

Хмурые мысли болезненно отдавались в каждом стуке сердца. Один плюс, сердце стучит, значит, я ещё живу. Оно начало по-настоящему биться 5 лет назад, 5 долгих и насыщенных событиями лет, именно 5 лет назад оно и перестало биться, но, несмотря на это, я ещё живу. Улыбка расплылась на моём лице от воспоминаний. - Ты умрёшь в 82 года, у тебя будет двое детей. И да, ты будешь вести двойную жизнь. – сказали две знакомые женщины, сидящие знойным летним вечером на скамейке у моего подъезда. - Хм,82 года – это нормально, двое детей – стандартный расклад… так, двойная жизнь, ага… подождите, а муж-то будет? – с хитрым и смешливым недоумением на лице спросила я их.

Критично посмотрев на мою руку, одна из них сказала: - Могу тебе с уверенностью сказать:… наверное, да. - У вас уверенность, как у патологоанатома: могу ошибиться, но, по-моему, пациент мёртв… Если я буду вести двойную жизнь, то логичен будет факт, что у меня будет два мужа. Двое детей, в наше неспокойное и финансово тяжёлое, нестабильное время - со смехом отвечала я им, пытаясь хоть как-то оправдать свои двойные действия в будущем. Уже половина пятого, быстро летит время, - хмуро задумалась я. Грустная музыка медленно текла по венам, возобновляя боль. - У тебя совершенно есть дурная привычка, ты добиваешь своё состояние депрессивной музыкой, что-то вроде контрольного выстрела по эмоциям, - в таких случаях строго высказывала моя подруга. - Ты совершенно ничего не понимаешь в классике, - виновато улыбаясь, отвечала я ей. - Не понимает - это твоя собака, которая наплевательски храпит как под Моцарта, так и под Rammstein, - с театрально-отточенной обидчивостью отвечала она мне.

В очередной раз встряхнув головой, чтобы отогнать воспоминания, я начала понимать, что в данном случае возможно два исхода: через минут 20 или 30 пойдут строчки вроде ппппппоооовллллллыпеппп, так как я засну на клавиатуре, или последует спасительная строчка с абстрактно философским смыслом ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ. Я стала прислушиваться к словам песни, и с разочарованием выключила плеер. Опять про любовь. Ну, почему нельзя сочинить что-нибудь про бабочек, солнце, зайчиков? - с недоумением, перетекающем в обиду, подумала я.

Я никогда не верила в любовь. Для меня это было, словно очередной просмотр романтического фильма, в основе которого лежал хорошо написанный сценарий. Всегда были среди множества те двое, которым было суждено быть вместе. И порой не нужно было досматривать кино, чтобы понять: будет всё как обычно – под названием любовь, в которую я никогда не верила. Я всегда знала, что в жизни всё иначе: никаких замедленных эпизодов, когда случается что-то важное, никакой красивой музыки, когда ты встречаешь его или её или просто, когда тебе грустно.

Всё очень просто: дни идут, события оплетают тебя своей повседневной паутиной, десятки лиц мелькают каждый день, на которые ты не обращаешь внимания, хотя в этот момент решаются десятки судеб и не всегда так, как хотелось бы, а музыка в это время играет на фоне из дешевого магнитофона. Нет той красивой притягательности прогулок под дождём, каждая капля которого наполняет тебя чувством легкости и неизведанности. Ты просто идёшь мокрый и хмурый. Красота заката не замечается через лобовое стекло автомобиля, туманная таинственность луны исчезает под натиском повседневной усталости и однообразия. Жизнь – это не кино, кино – это жизнь, которую каждый из нас в той или иной мере хотел бы прожить с замедленно счастливым концом, играющей музыкой и аплодисментами, в надежде, что титры никогда не прервут эту утопию.

Опять нахлынули воспоминания: я сижу и рассуждаю с другом, что такое жизнь, и какую роль в ней играет любовь. - Да, ты пойми, любовь – это всё химия. Когда мы влюбляемся, то мы испытываем радость, а за это отвечает эндорфин, радуемся, значит, получаем удовольствие, за это отвечает допамин. Радость и удовольствие – это счастье – это серотонин. Ревнуем, значит испытываем стресс, а это кортизол. Гормоны. – торжествующе закончила я. Спокойно выслушав эту теорию, он на меня с улыбкой посмотрел и сказал: - я не пойму, как с такой теорией ты вообще пишешь стихи? Может, тогда лучше тебе с таким же успехом писать химические реакции?

В этот момент от воспоминаний на сердце стало тепло, но которому не дано было распространиться дальше из-за шороха за спиной. Резко оглянувшись я увидела заспанную морду, не обладающую тонким музыкальным вкусом. Пёс посмотрел на меня с укором и демонстративно зевнув, ушёл к себе на место. - Вот теперь ещё раз скажите мне, что собаки не умеют думать, - тихо проворчала я вслух. Шесть утра, а мои попытки распутать клубок воспоминаний тщетны. Ещё пара раз резких встряхиваний головой и меня можно будет считать полноценным психом, склонным к постоянному самоанализу. Зато на дискотеках я не вызову никакого подозрения, так как и до этого мне не всегда удавалось попадать движениями в такт музыки, ухмыльнувшись подумала я. Казалось, что этот день ничем не будет примечательным, но совместилось слишком много несовместимого.

Тяжело вздохнув, я поняла, что боль не исчезла, но я по-прежнему живу, и слова «ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ» со временем потеряют смысл, так как в один из таких совершенно непримечательных дней сердце опять начнёт по-настоящему биться, и мне не нужно будет писать никаких химических уравнений.

Вы можете поделиться историей в социальных сетях:

Комментарии к статье: Говорить о любви, то же самое, что танцевать фильм (0)

Оставить комментарий к статье Говорить о любви, то же самое, что танцевать фильм